- Аўтарскія праекты, Ганна Сінькевіч. Замалёўкі з жыцця

С верой, надеждой к любви

 

Ласковые солнечные лучи пробились сквозь неплотно задернутые шторы, скользнули по полу и осторожно побежали по кровати. Они коснулись рыжих девичьих волос от чего те стали переливаться словно золотые. Настя приоткрыла глаза и улыбнулась. Улыбнулась новому дню. Дню, который должен открыть двери в ее самостоятельную жизнь.

Сегодня ее первый день на новом рабочем месте. Работать в этой больнице Настя мечтала давно. Еще студенткой проходила здесь практику и уже тогда решила, что непременно станет частью этого коллектива. Потом было окончание колледжа и распределение. По нему Настя попала в родной район. Вновь вернулась в отчий дом и стала трудиться в сельской амбулатории.

Три года пролетели незаметно. Наверное потому, что работу свою Настя действительно любила. Когда срок обязательной отработки закончился Настя задумалась: вроде все здесь было хорошо, но так хотелось пойти за мечтой. И она решилась.

В клинике, где ей так понравилось в годы студенчества, как раз были вакантные места. Волнительное собеседование и…

– Представляешь, меня взяли! Сказали, что как раз ждали молодых и инициативных! Даже комнату в общежитии предоставляют! – эмоционально делилась она тогда новостью с мамой.

Настя быстро собрала необходимые документы для трудоустройства, перевезла вещи в ту самую комнату. Обустраивалась и не верила, что теперь у нее своя первая жилплощадь. Пусть комнатка и небольшая, но зато какая уютная…

Перед первым рабочим днем Насте не спалось. Было определенное волнение, то и дело она строила планы на дальнейшую жизнь. Большой город открывал большие перспективы. Девушка мечтала, что обязательно пойдет учится в автошколу, займется самообразованием, начнет активно путешествовать. Все это ей и снилось, когда наглые солнечные лучики заставили проснуться.

Настя потянулась в кровати и взглянула на часы. Еще совсем рано. Девушка встала и подошла к окну. Над высотками поднималось солнце. Город только начинал просыпаться. На всегда оживленной улице сейчас проезжали только редкие машины, лениво полз по своему маршруту троллейбус, иногда на тротуарах появлялись уже спешащие куда-то люди.

– Мне тоже стоит поспешить, – подумала Настя.

Рабочий день у медсестер начинался в 8 утра, но ей хотелось прийти пораньше, чтобы освоиться и неспеша разобраться с обязанностями.

На улице было свежо. Летняя жара еще не наступила. Воздух чист и прозрачен. Настя вздохнула. Наверное, от волнения, но и вчера, и сегодня у нее непонятно болела и кружилась голова.

– Ничего, все пройдет, – подумала девушка и заспешила по тротуару в направлении автобусной остановки.

На пешеходном переходе Настя почувствовала себя плохо. Все вокруг словно поплыло в туманном мареве, перед глазами замелькали звездочки, закрутились разноцветные спирали, словно она смотрела в калейдоскоп. А потом наступила темнота.

– Девушка, что с вами?! Люди, помогите!

– Человеку плохо! Вызовите скорую!

Возгласов неравнодушных прохожих Настя не слышала. Очнулась она от запаха нашатыря в карете скорой помощи.

– Что случилось? Где я? Куда мы едем? – Настя попыталась встать, но тело не хотело слушаться. Голова опять предательски закружилась, к горлу подступила тошнота.

– Не надо вставать, лежите. Вам стало плохо на улице. Мы едем в больницу. Вы помните, что произошло? Можете сказать свое имя? – успокаивал ее молодой человек в белом халате.

– Видимо, врач со скорой, – подумала Настя и устало закрыла глаза.

– Так Вы что-нибудь помните? – спросил врач, дотронувшись до ее руки.

Настя посмотрела ему в лицо. В красивых голубых глазах было нескрываемое участие. Странно, но оно помогло ей успокоится.  

– У меня закружилась голова, а потом, наверное, случился обморок. Скажите, а в какую больницу мы направляемся? Мне вроде лучше, может госпитализация не обязательна? – спросила Настя и попыталась сесть. Она вспомнила, что по всей видимости уже опаздывает на работу.

– Едем в областную клиническую больницу. Госпитализация может и не понадобится, но обследоваться стоит, – мягким спокойным голосом ответил врач.

Сердце Насти ёкнуло.

– В первый раз приеду на рабочее место на скорой в качестве пациента. Нарочно не придумаешь. Только бы это никак не отразилось на работе в дальнейшем. Медсестра, которая падает в обмороки, не самый лучший специалист, – всю дорогу переживала девушка.

Стать пациенткой Насте все же пришлось. Анализы, которые взяли в приемном отделении, были не очень хорошими. Насторожили врачей и некоторые другие показатели. В отделении, работником которого по факту Настя пока так и не стала, она наблюдалась уже неделю. И все это время – никакой определенности. Сделано было уже и КТ, и МРТ. Но точного диагноза так и не выставили. Это пугало. Настя понимала, ей чего-то не договаривают.  

Девушка сидела на кровати и в раздумьях смотрела в окно, когда в палату зашел ее лечащий врач. Настя встрепенулась, поздоровалась и стала внимательно слушать.

– Мы долго сомневались, старательно все перепроверяли… Это опухоль головного мозга… Будем отправлять Вас на лечение в столицу…

Настя слушала и не могла пошевелиться. Настолько ошеломляющими были слова доктора. Сложно было собраться с мыслями, по голове словно кто-то ударил молотом. Слезы сами собой потекли по щекам. Врач с пониманием вышел. Настя еще немного сдерживалась, а потом разрыдалась.

– За что? Почему со мной? Что делать? – девушка без конца задавала себе эти вопросы и не находила ответов. Ей трудно было поверить в диагноз, принять такую реальность, в которой всем ее планам и мечтам быть может уже не суждено сбыться. Насте сложно было прийти в себя. Все ее существо охватила какая-то апатия, казалось, что ей огласили приговор.

– Можно? – неожиданно распахнулась дверь и в палату заглянул молодой человек.

Настя заставила себя поднять голову от подушки и повернуться. В палате был тот самый врач со скорой. Его голубые глаза с участием взглянули на нее.

– Извините. Решил узнать… Вы плачете? Что-то случилось? – спрашивал он, а Настя вновь не смогла сдержать слез. Ей вдруг стало себя неимоверно жалко.

Этого врача Настя запомнила. Даже больше – он ей понравился. Может быть и она ему тоже. Ведь он зачем-то пришел. Хотя какая уже разница… На душе опять стало больно и горько, слезы снова предательски полились по щекам…

Молодой человек еще несколько секунд постоял у двери, а потом молча подошел и обнял Настю. Оказалось, именно это было ей сейчас больше всего нужно…

С Игорем у них оказалось много общего. Они понимали друг друга с полуслова. Но главное, он сумел вселить в Настю уверенность в том, что все будет хорошо, что даже такую тяжелую болезнь можно победить, но для этого нужно верить, надеяться и бороться.

И Настя верила, а ещё больше – боролась… Лечение было непростым и длительным. Сложная операция, не менее сложное восстановление, а после курсы лучевой и химиотерапии. Было тяжело, грустно, страшно. Но все это время ее поддерживали родные, семья, а еще… Игорь.

За эти месяцы девушка поняла, что стоит ценить жизнь, не откладывать важные вещи, мечты и желания «на потом». И вот долгожданное слово – ремиссия.

– Я буду жить, я победила… – думала Настя, поспешно собирая вещи на выписку.

Девушка толкнула массивную дверь и вышла на территорию онкологического диспансера. Здесь она провела последние несколько месяцев.

Настя вздохнула полной грудью. Свежий весенний воздух пьянил, наполнял сердце радостью. Девушка подняла взгляд и увидела Игоря. Он быстрым шагом шел к ней на встречу. Секунда… И вот она в крепких объятьях, тонет в омуте его голубых глаз цвета небесной синевы. По щекам теплым потоком хлынули слезы. Игорь обнял ее еще крепче, нежно прижал к себе.

– Настенька, любимая… Теперь уже все хорошо и все будет хорошо, – тихо прошептал он. И она всем сердцем верила – вместе с ним это действительно будет так.

 

Анна СИНЬКЕВИЧ

Поделиться ссылкой:

+1

Добавить комментарий